Тренинг "Эффективного общения с детьми" 07.02.2017

Тренинг "Эффективного общения с детьми"

4-5 февраля успешно прошёл тренинг "Эффективного общения с детьми". Предлагаем Вам статью от ведущего программы психолога, сертифицированного тренера Кресовой Натальи Юрьевны.


Предлагаем Вам статью от ведущего программы психолога, сертифицированного тренера Кресовой Натальи Юрьевны

Тренинг эффективного общения с детьми вчера и сегодня

Сколько времени необходимо, чтобы в общественном сознании произошел сдвиг? Судя по тем изменениям, которые наблюдают психологи, работая с группами, - лет пятнадцать.

В качестве независимой переменной, той засечки, относительно которой можно проследить общественные вибрации, «Тренинг эффективного общения с детьми» не так уж плох. Структура тренинга, базовые концепции и навыки, которые он призван развивать, не претерпели существенных изменений со времён первых родительских программ Томаса Гордона. Так уж случилось, что всё действительно важное в понимании детства было открыто в веке двадцатом, и пока двадцать первый ничего принципиально нового не привнёс, остается только обживать открытое.

Удобство мэйн-стрима. Середина 90-х и начало 2000-ых были периодом тяжелого, со скрежетом, вхождения гуманистических идей в массовое постсоветское сознание. Как же дико звучали все эти «Я-высказывания» и «отражения чувств» ребенка! Это был период, когда под влиянием свежих веяний, ребенка уже называли «личностью», но при этом способы обращения с ним преимущественно оставались объектными. По большому счету, ему всё еще не доверяли, потому что плохо знали. И покуда ребенок оставался существом непредсказуемым, даже самые толерантные с трудом ослабляли вожжи. В те времена тренинг обязательно сопровождался кризисом осознания участников, и это было важнейшим этапом трансформации. В одно мгновение всё то, что так привычно ложилось на язык и работало в повседневной жизни, попало в разряд «неэффективных способов общения»: упрек, обвинение, угроза, команда, насмешка, шантаж, нотация и перестало подходить приличному родителю и педагогу. С болезненной остротой происходило понимание несовместимости любви и насилия, любви и сверх-контроля, любви и попустительства, любви и несамостоятельности. Родительские мольбы бессилия: а как же тогда? Как, если не заставлять? Как, если не ругать? Как, если не пугать? Как, если не наказывать? Как он всё поймет и сможет стать нормальным человеком? открывали эру поиска обществом новой, адекватной времени, концепции детства.

За периодом кризиса последовал период стабилизации. Появилось немало публикаций, форумов, движений и сообществ в защиту детства, не последнюю роль сыграл кинематограф и современная мультипликация. В фазу родительства вошло новое поколение, для которого уже не директивность, а скорее детоцентризм стал свежей меткой времени.

В тренинге же, всё то, что еще вчера казалось неестественным и чужеродным, стало вполне узнаваемым и нормальным. Современный участник тренинга легко опознаёт фрустрированного ребенка в обскуре из фильма «Фантастические твари и места их обитания», а идея о том, что подавление и вытеснение чувств обрушивается неуправляемой волной агрессии, воспринимается ныне как очевидная. Участники горячо кивают и соглашаются почти со всем, что говорит тренер. Период споров и восклицаний, увы, прошел. Все всему верят, никто не грозит достать ремень, а это значит, что мы действительно вошли в какие-то новые двери.

От жесткого к диффузномуВ прежние времена, немало времени на тренинге уходило на темы «принятия» и «уважение» в отношении ребенка. Сейчас оно перераспределилось в сторону «границ», «требований», «введения и поддержания правил». Сложности уже не с аксиологией, - вопрос любви и важности детства как самостоятельного и полноценного периода похоже решен, окончательно и бесповоротно. Возникает другая проблема: взрослые выглядят менее полноценно на фоне полноценного детства. Чтобы возить ребенка по развивающим группам, в бассейн и на English play, мама продлевает свой период декретного отпуска до школы, а там уж совсем никак не вернуться к своим делам: домашние задания, студии и опять бассейн три раза в неделю. Так что, как ни странно, раздувание темы детства серьезно поставило вопрос о взрослости. А также вопрос о том, куда, к чему должно выводить детство. Тема инфантилизации и поиск способов передать взрослеющему человеку ответственность за его собственную жизнь стала любимой последнее время и на тренингах и в соцсетях.

Эмоции. Наши люди, наконец, могут без судороги на лице произнести: «мне грустно, когда не откликаются на мои просьбы», «я горжусь», «Я расстроена», « Я разгневан», «Я нахожусь в растерянности» и это, безусловно, психологическая победа. Эмоций перестали стыдиться, оказалось, о них можно говорить и это работает не хуже, чем логически связанное суждение. А вот с ними-то как раз стало сложнее. Уровень рефлексии, способность насладиться рассуждением, провести дискуссию, аргументированно поспорить – в этом мы не очень выросли за последнее десятилетие. Между тем, ведущие тренингов страшно любят и ждут своего несогласного, строптивого участника, который не боится отстаивать свою позицию и испытывает желание побороться за то, что считает важным.

В возрастной психологии существует закон Л.С. Выготского, гласящий, что период кризиса сменяет период стабилизации, на котором новообразование закрепляется и становится естественной частью психической организации человека. Это означает, что психика не тратит больше специальных ресурсов для того, чтобы поддерживать определенное умение, - процесс автоматизировался. Можем ли мы сказать, что гуманное отношение к детству – это случившееся новообразование современного общества? С полной определенностью, пожалуй, только то, что взойдя на гору, мы обнаруживаем новый участок пути, с новыми трудностями, задачами и возможностями.


ID: 9981
Символьный код: 
Название:  Тренинг "Эффективного общения с детьми"
Картинка для анонса: 
Детальное описание: 


Предлагаем Вам статью от ведущего программы психолога, сертифицированного тренера Кресовой Натальи Юрьевны

Тренинг эффективного общения с детьми вчера и сегодня

Сколько времени необходимо, чтобы в общественном сознании произошел сдвиг? Судя по тем изменениям, которые наблюдают психологи, работая с группами, - лет пятнадцать.

В качестве независимой переменной, той засечки, относительно которой можно проследить общественные вибрации, «Тренинг эффективного общения с детьми» не так уж плох. Структура тренинга, базовые концепции и навыки, которые он призван развивать, не претерпели существенных изменений со времён первых родительских программ Томаса Гордона. Так уж случилось, что всё действительно важное в понимании детства было открыто в веке двадцатом, и пока двадцать первый ничего принципиально нового не привнёс, остается только обживать открытое.

Удобство мэйн-стрима. Середина 90-х и начало 2000-ых были периодом тяжелого, со скрежетом, вхождения гуманистических идей в массовое постсоветское сознание. Как же дико звучали все эти «Я-высказывания» и «отражения чувств» ребенка! Это был период, когда под влиянием свежих веяний, ребенка уже называли «личностью», но при этом способы обращения с ним преимущественно оставались объектными. По большому счету, ему всё еще не доверяли, потому что плохо знали. И покуда ребенок оставался существом непредсказуемым, даже самые толерантные с трудом ослабляли вожжи. В те времена тренинг обязательно сопровождался кризисом осознания участников, и это было важнейшим этапом трансформации. В одно мгновение всё то, что так привычно ложилось на язык и работало в повседневной жизни, попало в разряд «неэффективных способов общения»: упрек, обвинение, угроза, команда, насмешка, шантаж, нотация и перестало подходить приличному родителю и педагогу. С болезненной остротой происходило понимание несовместимости любви и насилия, любви и сверх-контроля, любви и попустительства, любви и несамостоятельности. Родительские мольбы бессилия: а как же тогда? Как, если не заставлять? Как, если не ругать? Как, если не пугать? Как, если не наказывать? Как он всё поймет и сможет стать нормальным человеком? открывали эру поиска обществом новой, адекватной времени, концепции детства.

За периодом кризиса последовал период стабилизации. Появилось немало публикаций, форумов, движений и сообществ в защиту детства, не последнюю роль сыграл кинематограф и современная мультипликация. В фазу родительства вошло новое поколение, для которого уже не директивность, а скорее детоцентризм стал свежей меткой времени.

В тренинге же, всё то, что еще вчера казалось неестественным и чужеродным, стало вполне узнаваемым и нормальным. Современный участник тренинга легко опознаёт фрустрированного ребенка в обскуре из фильма «Фантастические твари и места их обитания», а идея о том, что подавление и вытеснение чувств обрушивается неуправляемой волной агрессии, воспринимается ныне как очевидная. Участники горячо кивают и соглашаются почти со всем, что говорит тренер. Период споров и восклицаний, увы, прошел. Все всему верят, никто не грозит достать ремень, а это значит, что мы действительно вошли в какие-то новые двери.

От жесткого к диффузномуВ прежние времена, немало времени на тренинге уходило на темы «принятия» и «уважение» в отношении ребенка. Сейчас оно перераспределилось в сторону «границ», «требований», «введения и поддержания правил». Сложности уже не с аксиологией, - вопрос любви и важности детства как самостоятельного и полноценного периода похоже решен, окончательно и бесповоротно. Возникает другая проблема: взрослые выглядят менее полноценно на фоне полноценного детства. Чтобы возить ребенка по развивающим группам, в бассейн и на English play, мама продлевает свой период декретного отпуска до школы, а там уж совсем никак не вернуться к своим делам: домашние задания, студии и опять бассейн три раза в неделю. Так что, как ни странно, раздувание темы детства серьезно поставило вопрос о взрослости. А также вопрос о том, куда, к чему должно выводить детство. Тема инфантилизации и поиск способов передать взрослеющему человеку ответственность за его собственную жизнь стала любимой последнее время и на тренингах и в соцсетях.

Эмоции. Наши люди, наконец, могут без судороги на лице произнести: «мне грустно, когда не откликаются на мои просьбы», «я горжусь», «Я расстроена», « Я разгневан», «Я нахожусь в растерянности» и это, безусловно, психологическая победа. Эмоций перестали стыдиться, оказалось, о них можно говорить и это работает не хуже, чем логически связанное суждение. А вот с ними-то как раз стало сложнее. Уровень рефлексии, способность насладиться рассуждением, провести дискуссию, аргументированно поспорить – в этом мы не очень выросли за последнее десятилетие. Между тем, ведущие тренингов страшно любят и ждут своего несогласного, строптивого участника, который не боится отстаивать свою позицию и испытывает желание побороться за то, что считает важным.

В возрастной психологии существует закон Л.С. Выготского, гласящий, что период кризиса сменяет период стабилизации, на котором новообразование закрепляется и становится естественной частью психической организации человека. Это означает, что психика не тратит больше специальных ресурсов для того, чтобы поддерживать определенное умение, - процесс автоматизировался. Можем ли мы сказать, что гуманное отношение к детству – это случившееся новообразование современного общества? С полной определенностью, пожалуй, только то, что взойдя на гору, мы обнаруживаем новый участок пути, с новыми трудностями, задачами и возможностями.


Детальная картинка: 
Дата создания: 09.02.2017 20:40:45